Искусство жить.
Психологическая помощь в трудных жизненных ситуациях
г. Павловский Посад, ул.Кирова, 56,
ТЦ "КИМ", каб. 214
тел: 8-915-090-96-90

Психологический анализ консультативного случая

Психологический анализ консультативного случая


 

  1. Краткое описание трудностей ребенка, феноменология про­блемы.

Подросток, Владислав, 13 лет имеет трудности социализации. В школе к нему пристают ребята, дразнят его. Они показывают ему определённый жест и произносят: «Ути-ути»,- как бы подманивая его. Он сначала терпит, а потом взрывается и громко кричит. Однажды Влад не выдержал и больно ткнул обидчика карандашом в спину. Тот на него нажаловался. Учитель оценил   поведение Влада как неадекватное.  Школа  предлагает  родителям надомное обучение ссылаясь на «нервозность» подростка.

 

  • Формулировка диагностических гипотез .
  • Гипотеза №1 Бихевиоральный (поведенческий) подход .

    Бихевиоральный подход к консультирова­нию представляет собой один из вариантов симптоматического направления в консультировании. В основе поведенческого подхода лежит понимание развития как научения, причем важным фактором, влияющим на него, являются последствия того или иного поступка (теория оперант­ного обусловливания Б.Ф. Скиннера). Поведенческие паттерны у ребенка формируются в зависимости от того, какую реакцию взрослого они получают. Факторы, повышающие вероятность того или иного поведения, называют подкреплением. Подкрепле­ние может быть первичным или вторичным. Первичное подкре­пление напрямую связано с удовлетворением биологических потребностей (в пище, воде, тепле и т.п.). Вторичное подкрепле­ние изначально не имеет подкрепляющего значения, однако при­обретает его через связь с первичным. Кроме того, подкрепление может быть положительным и от­рицательным. Положительное подкрепление — это поощрение, увеличивающее вероятность желательного поведения. Отрица­тельное — лишение ребенка чего-либо или ограничение каких-то благ.

    Согласно данной концепции, формируется то поведение, ко­торое подкрепляется. Так, если одна поведенческая модель не получает никакого подкрепления, а вторая получает отрицатель­ное подкрепление, то формироваться будет именно вторая. Од­нако, если первая поведенческая модель будет получать положи­тельное подкрепление, в отличие от второй, то именно она будет формироваться у ребенка.

    Вначале необходимо произвести анализ факторов, влияющих на отклоняющееся поведение  ребенка, определить  поведенческую мишень и произвести  подбор дей­ственных стимулов, являющихся непосредственной «наградой» за желательное поведение либо «наказанием» за нежелательное».

    Факторы, влияющие на отклоняющееся поведение ребёнка.

    К такого рода факторам в рассматриваемом случае могут быть отнесены:

    - наличие невроза, обусловленного каким-либо ранним психотравматическим опытом

    - симбиоз с родителями или одним из родителей

    - созависимое поведение ребёнка

    Вначале родителям будет предложено сформулировать конкретные пове­денческие «мишени», то есть перечислить те поведенческие мо­дели (типичные поступки ребенка), которые вызывают наибольшее беспокойство. Это своего рода задачи, которые будут решаться в процессе консультирования.

    Само по себе составление поведенческих мишеней имеет определенное терапевтическое значение, так как позволяет ро­дителям отказаться от нереалистических или завышенных ожи­даний. Как пишет Шевченко, «следует оставить лишь те поступ­ки, которые на самом деле вызывают психологический дискомфорт, не компенсируемый положительными эмоциями от других форм поведения»

    Итогом этой работы должно явиться составление так назы­ваемой «лестницы проблем»: беспокоящие родителя трудности. На первой консультации выявлено, что  

    в  большей мере маму  беспокоит то, что

    а) Владислав своим реактивным поведением на поддразнивание некоторых одноклассников настраивает против себя других ребят и учителей

    б) Владислав не имеет товарищей в классе, ему некому позвонить, чтобы узнать домашнее задание, он не помнит имён одноклассников

    в) Владислав не самостоятелен, привык к тому, что отец его отвозит в школу и встречает, а также пытается «разобраться» с обидчиками

    В большей мере отца беспокоит то, что

    а) Владислав не может дать сдачи обидчикам

    б) Владислав своим реактивным поведением на поддразнивание некоторых одноклассников настраивает против себя других ребят и учителей

    в) Владислава могут обидеть после школы, если он не встретит его и не покажет обидчикам то, что сын под его защитой

    Как мы видим, отец и мать называют разные поведенческие «мишени». Это говорит о необходимости работы с семьёй по выработке общих воспитательных стратегий.

    На первом  этапе работы можно выбрать те «мишени» , которые называют оба родителя.

    То есть нашей целью  будет научить подростка

    1. Контролировать свои реакции на вызывающие наибольшее раздражение поступки одноклассников, отказаться от крика, жалоб учителям, резких импульсивных агрессивных выпадов в сторону обидчиков.
    2. Научить подростка заводить товарищеские отношения с теми ребятами, которые настроены к нему дружелюбно.
    3. Научить Владислава в большей степени отвечать за своё поведение, не полагаясь на защиту отца.

    Стимулом, являющимися наградой за желательное поведение могло  бы стать удовольствие от «взрослого» поступка- удержание гнева, решения своей проблемы без привлечения родителей и учителей, снисходительного  отношения к обидчикам.

    Для того, чтобы этот стимул стал работающим необходимо наличие в системе ценностных ориентаций ребёнка такой составляющей, как «взрослость». Т.е. взрослым должно быть хорошо. Какие преимущества сулит взрослость – работа может быть проведена с помощью НЛП-техники «выравнивание логических уровней».

    Отрицательным подкреплением  несамостоятельного поведения могла бы стать личная ответственность ребёнка за двойку, полученную в результате невыполнения незаписанного домашнего задания, лишения его преимуществ, которые даёт учёба на «4» и «5» (например, возможность купить что-то, о чём давно мечтал).

    Формирование списка положительных и отрицательных подкреплений, которые роди­тели могут использовать в своей работе станет первым этапом работы с семьёй.

    Параллельно с этим будут обсуждаются неэффективные подкрепле­ния, от которых стоит отказаться.

    Дальнейшая консультативная работа будет строиться как своего рода сопровождение родителей, которые перестраивают существующую в семье систему подкреплений

     

    Гипотенза №2 . Адлерианский подход.

    Адлерианский подход акцен­тирует значимость понимания мотивов, движущих ребенком. Он был разработан Р.Дрейкурсом на основании теоретических и терапевтических идей А.Адлера.

    По мнению Адлера, человеком движут стремление к превос­ходству и желание преодолеть базовое чувство неполноценности. Любое поведение человека не является случайным, оно подчи­нено определенной цели, хотя эта цель может быть неосознанной. Важным понятием в адлерианском подходе является жизненный стиль — уникальный способ достижения своих целей, избираемый личностью. Дрейкурс перенес эти идеи на развитие ребенка. Он утверждал, что поведение ребенка всегда целенаправленно и мотивируется стремлением быть признанным в группе. Большое внимание уделяется жизненному стилю ребенка — его представлениям об окружающей действительности и ключевым убеждениям, касаю­щимся его самого и его отношений с другими людьми. В силу влияния семейных факторов у ребенка может сложиться ложная установка, отражающаяся в его поведении. «Если ребенок от­вергается группой или не знает, каким образом ему достичь со­ответствия групповым стандартам, то тогда он может попытать­ся достичь своей цели с помощью неправильного поведения».

    В данном подходе выделяют четыре цели на­рушенного поведения:

    — привлечение внимания;

    — борьба за власть;

    — месть;

    — избегание неудачи.

    В процессе работы с семьей необходимо прежде всего идентифицировать специфику жизненного стиля ребенка, выявить ту цель, которую он преследует и донести до родителя свое пони­мание мотивов ребенка и совместно приступить  к выработке стратегии переориентации ребенка на другие цели.

    Проанализируем мотивы, движущие поведением ребёнка.

    1. Привлечение внимания.

    При первой встрече Владислав производит впечатление тихого, покладистого, послушного ребёнка. Он может сидеть ни пикнув, взять книжку и листать её, как бы занимаясь своим делом. Если предложить ему поиграть в шахматы, он с удовольствием будет делать правильные ходы. Но стоит только затронуть тему отношений, как ребёнок превращается в шута. Своей мимикой, выкриками, жестами он старается привлечь к себе внимание. Сначала это вызывает удивление, потом страх (что с мальчиком?). Если проигнорировать всю гротескность в поведении ребёнка и начать работать с ним, то далее становится возможным конструктивный диалог.

  • Удержание власти.
  • Удержание власти происходит пассивным способом. Владислав отказывается выполнять задания, но делает это без вызова, а просто берёт книгу и начинает листать. Если группа рисует, он еле-еле собирается, долго готовится и времени на саму работу у него не остаётся. Он не требует напрямую, чтобы занимались тем, что ему нравится, но всячески байкотирует занятие, которое не выбрал сам.

  • Месть осуществляется в фантазиях уничтожения врага. Иногда допускаются агрессивные высказывания в адрес родных, но косвенные, через рисунок. К поступку мести можно отнести и тот случай, когда Владислав ткнул мальчика карандашом в спину. Внешне такой поступок не был мотивирован. Тот его только тихонько поддразнивал.
  • Избегание.
  • Владислав хорошо играет в шахматы, обладает задатками артистических способностей, любит историю и военное дело. Но ни одна из этих способностей не реализуется им через устойчивую, продуктивную деятельность. Он начинал ходить в театральный кружок, но бросил, никак не может записаться в шахматный клуб, не хочет ходить в военно- патриотический кружок. Когда на занятиях группы мы начинаем рисовать, Владислав долго собирается, тщательно готовится, но в результате успевает только начать. Энергия как бы уходит в сторону, гаснет.

    В психотравмирующей школьной ситуации, когда обидчики начинают  дразнить, первая реакция Владислава - подавление гнева (в психодраматизации он весь группируется и закрывает рукой голову). В дальнейшем избегание реализуется уходом в фантазии мести. Избегание связано со страхом неуспеха, с нежеланием пробовать, потому что уверен, что не получится, с желанием укрыться и не действовать. Помочь ребёнку могло бы

    - создание ситуаций успеха

    - поощрение к продуктивной деятельности в тех областях, где у него есть задатки способностей

    - инициация открытого выступления против гнева отца

     

    3 гипотеза. Консультирование с учетом стиля воспитания

    Э.Г. Эйдемиллер и В.В. Юстицкис выделяют следующие ха­рактеристики стиля воспитания:

    l протекция — «сколько сил, внимания, времени уделяют ро­дители воспитанию ребенка». Выделяют два уровня протекции: излишняя (гиперпротекция) и недостаточная (гипопротекция)

    l степень удовлетворения потребностей ребенка — и биологи­ческих (в питании, одежде) и социальных (в общении, в любви и заботе). «Эта характеристика семейного воспитания отличает­ся от уровня протекции, поскольку описывает не меру занятости родителей воспитанием ребенка, а степень удовлетворения его потребностей»

    l количество и качество запретов, требований и санкций.

    Эйдемиллер и Юстицкис. выделяют следующие неконструктивные сти­ли воспитания: потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, эмо­циональное отвержение, гипопротекция и жестокое обращение.

    В соответствии с приведенными характеристиками дадим краткое описание каждого из этих стилей воспитания.

    Потворствующая гиперпротекция характеризуется повышен­ным уровнем протекции, чрезмерным уровнем удовлетворения потребностей ребенка (потворствованием) вместе с недостаточ­ностью требований, запретов и санкций.

    Доминирующая гиперпротекция характеризуется тем, что «ре­бенок также в центре внимания родителей, которые отдают ему много сил и времени, однако в то же время лишают его самостоя­тельности, ставя многочисленные ограничения и запреты»

    Повышенная моральная ответственность предполагает по­ниженное внимание к потребностям ребенка на фоне завышенных тербований к нему.

    Эмоциональное отвержение выражается в непринятии ребен­ка родителем, что выражается в низком уровне протекции и удо­влетворения его потребностей.

    Жестокое обращение с ребенком проявляется в том, что эмоцио­нальное отвержение усиливается крайней жесткостью санкций.

    При гипопротекции ребенок предоставлен сам себе.

    Выявить стиль воспитания можно  пробой на совместную деятельность, позволяющим увидеть реально сложившиеся в семье отношения.

    В нашем случае предполагаемыми ведущими стилями воспитания являются потворствующая гиперпротекция и симбиоз. Но наряду с этим имеются факты жестокого обращения со стороны отца во время его запоев. Мать с детьми вынуждена закрываться и прятаться, при этом поведение отца является по сути не жестоким, но устрашающим. Когда отец не пьёт, им реализуется стиль потворствующей  гиперпротекции. Он отвозит ребёнка в школу и встречает его, защищает от обидчиков, но при этом у ребёнка сохраняется настороженное отношение к отцу и одновременно потребительское. Он пользуется чувством вины отца и потребностью её загладить.

    Кроме того имеет место неприятие отцом  в сыне  мягких черт характера, не позволяющих ему дать сдачи обидчикам. Он пытается компенсировать это своим реальным присутствием.

    У матери с сыном симбиотические отношения. Во время консультации часто употребляется местоимение «мы» - даже, когда это касается сугубо личных вопросов ребёнка. Потребность противостоять отцу во время запоев способствует их сплочению, в период ремиссии, когда отец пытается загладить вину, и мать, и сын используют преимущества своего положения, как бы снова объединяясь против отца.   Именно такой подход к воспитанию мог привести к трудностям социализации ребёнка вплоть до получения им социо-психической травмы. (Ребёнок боится заходить в туалет, поэтому не ест и не пьёт в школе; боится раздеваться на физкультуре). То есть им реализуется поведение жертвы, которому он обучен в семье. Он привык манипулировать окружением, поэтому так легко вступает в психологические игры сверстников. Чтобы отказаться от сценарных отношений, нужна сильная взрослая мотивация. Но симбиоз и доминирующая гиперопека не способствуют становлению самостоятельности и критичности мышления.

  • Способы проверки диагностических гипотез (описание ис­пользованных методик (с указанием автора) и/или других спо­собов проверки гипотез).
  • 1 гипотеза.  Бихевиоральный подход.

    На начальном этапе консультирования была осуществлена проверка диагностических гипотез. Для этого родителям были заданы  следующие вопросы: «Что вы предпринимаете после того, как он не записывает домашнее задание?», «Как вы реагируете на жалобы учителя на его крик?», «За что вы поощряете и наказываете ребенка и каким образом вы это делаете?»

    Были обнаружены следующие неконструктив­ные факторы

     Основным методом воздействия является вербальный. Роди­тели разъясняют ребенку, каким образом следует себя вести. Родителям было объяснено, что неконструктивное  поведение сына  может быть обусловлено либо несформированностью у ребенка психических функций, обеспечивающих выполнение норм и правил, либо эмоциональной выгодой такого поведения.

    В ходе консультации выявилось наличие семейных сценариев, в которые вовлечён ребёнок. Этот факт объясняет эмоциональную выгоду от «детского» регрессивного поведения (крик, бегство, забывание имён одноклассников, не записывание домашних заданий). Оставаться маленьким выгодно - тогда можно не понимать, что происходит вокруг и не брать на себя ответственности, которая якобы лежит на нём за то, что происходит. Вместо вербального воздействия родителям необходимо предпринять реальные шаги по прекращению семейных сценариев.

    Нежелательное поведение ребенка получает довольно много подкрепления, а желательное игнорируется.

    Неадекватное, по словам учителей, поведение ребёнка в определённых школьных ситуациях привлекает много отрицательного внимания учителей, которые подключают к этому и родителей (вплоть до предложений надомного обучения), в то время как положительные качества личности подростка (его способности к истории, шахматам, театру, пока ещё не проявленные в полной мере; его в общем-то миролюбивый и дружелюбный характер) остаются незамеченными (во всяком случае родители не рассказывают, чтобы их за это благодарили, а сами они готовы присоединяться к тревогам учителей). 

    Родители озвучивают угрозы, которые в дальнейшем не реа­лизуются.

    Мама  проверяет портфель и звонит одноклассникам, чтобы узнать домашнее задание. При этом она говорит сыну, что больше не будет этого делать, чтобы он сам заботился об этом. Но угроза матери не реализуется. Боясь, что сын в очередной раз будет неуспешен, она продолжает «помогать» ему.

    l В семье практически отсутствует система поощрений или наказаний.

    Семья является детоцентрированной. Младший сын болен. У старшего, Владислава, школьные проблемы. Родители всю неделю работают. Дети с бабушкой. Единую систему поощрений и наказаний реализовать практически не удаётся.

    Подросток использует регрессивную модель поведения в ситуации с обидчиком:  он подавляет гнев,  кричит, жалуется учителю, импульсивно реагирует агрессивной выходкой. Положительное подкрепление, которое обусловливает это поведение- жалость родителей. Вторичные выигрыши, которые он получает, - он ни за что не отвечает, потому что,  что возьмёшь с маленького и беспомощного, но при этом ему покупают то, что он попросит.

    Отрицательным подкреплением является отрицательное внимание товарищей и учителей. Он как бы нарочно добивается этого. На психологической группе такое поведение проявляется в форме «ёрничания». Владислав, как-будто даже непроизвольно, строит мины, демонстрирует богатую жестикуляцию. Это невольно привлекает к нему внимание. Эта пантомимичность является сильной стороной личности ребёнка. Богатство мелких движений и драматизаций отражено и в рисунках мальчика. Они пещрят мелкими фигурами, каждая из которых выполняет какое-то действие. Он, подобно режиссёру строит мизансцену. В рисунке всё логично и понятно. В натуре же - это гротеск, вызывающий возмущение. Когда Владислав описывает школьную ситуацию взаимодействия с обидчиками, всё в ней расписано пошагово, как в хорошем сценарии. Начинает мальчик, который показывает жест «ути-ути». В нём закипает гнев, который он подавляет. Стимул нарастает до тех пор, пока желаемая реакция – крик, жалоба или агрессивная выходка не возникнет. В этой садо- мазохистской паре он, похоже, играет роль жертвы эмоциональных притязаний до тех пор, пока жертва не обернётся преследователем. Очень похоже на повторение  семейных игр( отца надо довести до крика, чтобы он, наконец, почувствовал, что перед ним живой человек, который трясётся от страха).

     

    2 гипотеза. Адлерианский подход.

    Основным мотивом поведения подростка является избегание . Во время консультирования создаётся экспериментальная ситуация, в которой ребёнку предлагается пережить детский травматический опыт с участием отца и матери, которые оба благожелательно настроены, их поведение принимающее и поощряющее к раскрытию.  Владислав постоянно пытается ускользнуть от контакта, произносит учтивые дежурные фразы. Велика доля страха в контакте.

    Избегая контакта с одноклассниками как опасного, Владислав настраивает против себя наиболее агрессивных ребят. Он не пытается строить отношения доверия, потому что базовое доверие к миру подорвано. Но это касается не всей личности подростка, а только взаимодействия с агрессивными мальчиками. Он не знает конструктивных способов этого взаимодействия, потому что детский психотравматический опыт блокирует творческую энергию контакта. В этом вопросе он действует строго по сценарию, включая весь возможный арсенал психологических защит: крик, как идентификация с агрессором (в психотравмирующей ситуации детства отец страшно кричал) шутовская мимика и пантомимика как обесценивание контакта, жалобы учителям как канализирование энергии контакта в безопасное русло.

    Эмоциональная регуляция деструктивных переживаний выражается в реакциях протеста, отказа, которые при многократном повторении имеют тенденцию к закреплению аномальных личностных качеств. Характер приобретает такие особенности, как ранимость отгороженность, раздражительность, взрывчатость, ситуационно - обусловленные колебания настроения, и неприязнь к людям, имеющим прямое отношение к психотравмирующей ситуации (учитель, одноклассники). Таким образом. Девиация поведения связана  с подострым реактивным состоянием невротического типа.

     

    3 гипотеза. Стили воспитания.

    Владиславу 13 лет. Но до того, как он сам начал приходить на занятия в группу, его сопровождал отец и ждал его до конца занятий. Во время консультации отец рассказывает о том, как один мальчик подговаривает другого, чтобы преследовать Владислава. К этому ребёнку у отца очень много гнева, он желает с ним разобраться и оградить по возможности сына от контактов с ним. То, что это невозможно, вызывает в нём чувство бессилия. Вдадислав  не сопротивляется помощи отца, он искренне считает, что помочь справиться с ситуацией ему могут родители, учителя, директор. На лицо стиль потворствующей гиперопеки.

    Приходя на консультации вместе с матерью, Владислав не склонен откликаться на приглашение к диалогу. Он обычно листает книгу и односложно отвечает, используя формальные обороты речи. Он и мать как бы одно целое. Нет разницы. Они оба против обидчиков, оба хотят самостоятельности и оба ничего для этого не делают. Сын и мать находятся в симбиозе.

    Проективная диагностика включала в себя рисунки семьи, несуществующего животного, свободный рисунок.

     

  • Этапы консультативной работы с указанием использован­ных техник оказания психологической помощи.
  • Проанализируем предпосылки успешной работы с родителями подростка.

    - Устойчивое эмоциональное состояние родителей.

    Мать первая инициировала консультацию. Она способна вставать на нейтральную позицию при разборе поведения ребёнка в школе. Но иногда она начинает плакать, объясняя свои слёзы жалостью к сыну. Её обращение к подростку не соответствует возрасту. Между матерью и сыном много тепла и взаимного понимания. В основном мать воздействует на ребёнка уговорами.

    Отец согласен на работу с психологом. Трижды он сам посещает консультацию. Но со временем становится понятно, что это согласие продиктовано его зависимым поведением. Отец страдает алкоголизмом, в настоящее время он закодирован. Во время запоев в прошлом он пугал жену и детей своим криком (похожим на тот, к которому прибегает Владислав, когда его обижают), им приходилось скрываться от него. После выхода из запоя, у отца появляется много вины перед женой и сыном, которую он старается загладить. Сына он отвозит в школу и забирает обратно. Очень тревожно переживает его уязвимое положение в классе, перекладывает всю вину на «плохих мальчиков», готов защищать сына перед ними. Жене готов уступать, даже, если с чем-то не согласен.

    - Наличие адекватных установок и убеждений в области воспитания детей.

    Оба родителя видят проблему ребёнка и действуют в согласии в отношении посещения им занятий с психологом.

    При этом отец склонен занимать внешнеобвинительную позицию и с трудом готов признавать и исправлять свои воспитательные ошибки. При такой позиции большого уважения заслуживает его готовность исследовать детский психотравматический опыт ребёнка, связанный с его криком и реальная помощь ребёнку в проживании этого опыта. Отец во время консультативного эксперимента просил у сына прощения за то, что он невольно напугал его когда-то своим криком.

    Отец имеет хобби- создание и коллекционирование моделей военной техники и приобщает к нему ребёнка.

    Мать согласна, что ребёнку надо давать больше самостоятельности, делегировать ему ответственность за запись и выполнение домашних заданий, заменить вечернее общение вокруг выполнения уроков другими формами общения. Но выполнить свои намерения ей мешает свой собственный страх перед строгой матерью, которая живёт вместе с ними и берёт на себя присмотр за ребёнком пока родители на работе, и жалость к ребёнку за его несостоятельность, которая может усугубиться, если он будет приходить в школу неподготовленным.

    - Понимание родителями взаимосвязи между собственным поведением и имеющимися у ребёнка проблемами.

    Как  уже говорилось выше, отчасти такое понимание имеется. Но отец по-прежнему продолжает патронировать сына и остро переживать каждую ситуацию нападок на него со стороны одноклассников, стремясь, как может, защитить его.

    О связи поведения сына, которое является созависимым, с его алкоголизацией, отец не готов говорить. Свой возможный срыв он уже заранее оправдывает материальными трудностями на работе.

    Мать осознаёт недопустимость своего и детей дальнейшего проживания вместе с отцом, если он после окончания срока кодирования уйдёт в запой. Но с этой установкой вступает в противоречие другая. Для сохранения статуса-кво мать готова и к терпимой позиции.

    - Насколько родители готовы брать на себя ответственность за решение проблем ребёнка.

    Такая  готовность есть, но не в полной мере. В начале работы родители согласились посещать семейные консультации, но после 3-х встреч отец отказался в них участвовать, согласившись с тем, что ребёнок будет посещать групповые занятия с психологом. Он его привозит на занятия и забирает, но от контактов с психологом уклоняется.

    Мать посещает консультации один раз в месяц. Она готова прорабатывать свои собственные эмоциональные проблемы, в результате чего перестраивает свои отношения с подростком. В них появляется больше требовательности. Его уже отпускают одного. Мать перестала постоянно ходить в школу, старается не контролировать запись - выполнение домашних заданий. Но симбиотические отношения продолжают иметь место. Эмоциональная связь матери с сыном перегружена. Мать не готова отказаться от отношений «мы» с ребёнком – тогда бы ей пришлось строить новые отношения с мужем, который не удовлетворён эмоциональными отношениями с женой, ревнует её, от отчаяния запивает. Вертикальные отношения (мать-сын) для матери являются приоритетными и она не готова менять приоритеты.

    Отец, в свою очередь, также пытается найти эмоциональное удовлетворение в вертикальных отношениях (отец-сын). В результате здоровое развитие эмоциональности ребёнка нарушено. У него нет достаточного стимула выстраивать горизонтальные отношения дружбы, он привык манипулировать родителями, оказавшись в эпицентре семейной драмы.

    На первом этапе работы была собрана необходимая информация, сформулированы гипотезы и определены цели работы (1 встреча).

    На втором этапе ( 3  встречи с семьёй 1 раз в неделю) был проведён эксперимент по переработке детского психотравматического опыта. В результате поведение Владислава в школе изменилось. Он стал называть имена одноклассников. У него появились друзья в классе. Он стал участвовать в школьных мероприятиях и поездках. Уроки он стал готовить самостоятельно, если забывал что-то записал, то звонил тем ребятам, с которыми подружился.

    На третьем этапе Владиславу было предложено посещать занятия детской психотерапевтической группы. Условием этой работы было консультирование родителей 1 раз в месяц. Эти занятия длятся 5 месяцев. В результате повысились адаптационные возможности ребёнка, он стал легко входить в контакт, проявлять инициативу в играх, брать на себя лидерские функции. Развилась его способность к критическому анализу.

  • Рекомендации.
  • Помочь ребёнку может

    - отказ от жалости

    - гармонизация отношений в родительской паре

    - адекватная возможность для подростка реализовать свои драматические и другие способности

    - осознавание подростком вреда, который наносит его имиджу такое поведение

    - переключение эмоциональной привязанности матери на другой объект (об этом могло бы свидетельствовать прекращение слёз жалости по отношению к сыну, отсутствие в речи местоимения «мы», повышение требовательности к сыну

    - установление ровных, принимающих отношений отца к сыну; сознательная изоляция отца во время запоев; прекращение опекающего поведения , не соответствующего возрасту ребёнка

    - наращивание внутреннего ресурса ребёнка через опыт принимающих отношений социума

    Родителям рекомендовано:

    1. Проработать на семейной консультации отношения в паре с целью выработки единой системы требований к ребёнку.
    2. С целью повышения социализированности ребёнка помочь ему выбрать направления развития (посещать шахматный клуб, театральную студию, изостудию, военно- патриотический клуб, группу психологического тренинга).
    3. Доверять самостоятельности ребёнка, позволить ему самому ходить в школу, кружки, на занятия группы.
    4. Наладить неформальный контакт с классным руководителем или педагогом, готовым помогать ребёнку в его социализации в школе.
    5. Поощрять взрослое ответсвенное поведение ребёнка и давать отрицательное подкрепление регрессивным формам поведения, когда это не связано с болезнью.

    Педагогам рекомендовано:

    1. Внимательно следить за ситуацией буллинга в классе, пресекать буллинг.
    2. Относиться к Владиславу требовательно и внимательно, особенно на этапе работы с семьёй.
    3. Поощрять участие Владислава во внеклассной деятельности (праздники, поездки).
    4. Помочь подростку записаться в творческую группу, кружок.
    5. Формы неадекватного поведения подростка (гримасничание, крики)  игнорировать перед классом, переключать его на конструктивную деятельность.

     



    ГлавнаяПрограммы и направления работыУслуги и ценыО насСтатьиРодительская библиотекаОтзывыКонтакты и реквизиты для оплатыФотоальбомПрочее
    © Крякина Людмила Александровна
    ludmila.krjakina@mail.ru